Сложно удержаться на морин хууре

Уже второй раз Благотворительный фонд имени Тлепа Аспантайулы собирает исполнителей и музыкантов на струнно-смычковых инструментах со всего мира на Международный конкурс имени Тлепа Аспантайулы

Конкурс приурочен к празднованию 260-летия со дня рождения Тлепа Аспантайулы — выдающегося казахского кобызиста и композитора, внесший большой вклад в развитие казахской музыкальной культуры XVIII века.

Жизнь Тлепа Аспантайулы окутана легендами. По одной их них, священный кобыз Коркыт ата перешел к его ученику Койлыбай баксы, а от него к Тлепу. Тлеп Аспантайулы родился в Тургайских степях, рано научился играть на кобызе. В 13 лет он уже покорял земляков своим талантом.

До наших дней дошли воспоминания, что Тлеп Аспантайулы сопровождал свое исполнение чтением стихов. К сожалению, творчество великого кобызиста недостаточно исследовано, малоизучено. Сохранились несколько кюев среди них «Толгау», «Аллам жар», «Баксы» и другие.

Организаторы конкурса решили объединить творческих людей из разных уголков земного шара, популяризировать кобызовую музыку и сохранить идентичность национальной культуры.

На конкурс прибыли участники из 15 стран мира, в том числе из Венгрии, Германии, Болгарии, Монголии, Китая, Узбекистана, Кыргызстана, Индии, Азербайджана, Ирана, многих регионов Российской Федерации и др.

Накануне конкурса нам удалось встретиться с участниками из Японии госпожой Юмико Такеучи и ее супругом господином Такеши Такеучи. Японские музыканты играют на монгольском смычковом инструменте морин хуур. Морин хуур — смычковый инструмент, напоминает казахский жетиген. Юмико Такеучи родилась вблизи Токио, префектура Ибараки. Сейчас живет и работает в Токио. Все члены семьи любят музыку, и муж господин Такеучи тоже занимается музыкой. Старшая дочь играет на саксофоне. Дочка играет на монгольском национальном инструменте.

— Здравствуйте, госпожа Юмико, Добро пожаловать в Астану! Расскажите, откуда у вас такой интерес именно к монгольским музыкальным инструментам?

— С детских лет я начинала играть на пианино. Потом на гитаре играла. Я жила в районе Итабаши, Токио. Так вот, район Итабаши и город Улан-Батор между собой города-побратимы. Однажды, на одном совместном мероприятии я услышала удивительный звук этого инструмента. Поэтому захотела научиться играть на нем и начала заниматься.

— Музыка является вашей основной профессией? Или это увлечение, хобби?

— Сейчас в основном занимаюсь только музыкой. Музыканту в Японии очень сложно найти работу по профессии, поэтому у каждого музыканта есть своя профессия. Вначале музыка была для нас как хобби, а сейчас уже захватила нас полностью. Профессии у нас разные. Например, господин Такеучи по специальности инженер информационных систем, IT-инженер. А я в прошлом была фармацевтом, но сейчас занимаюсь только музыкой.

— Вам знакомы казахские национальные инструменты?

— На этом конкурсе будут участвовать исполнители на кобызе. Мы занимались, тренировались, наблюдая за игрой на кобызе. В Токио мы впервые увидели домбру. В Токийском университете искусств учится один студент из Казахстана. Как-то раз он играл на домбре, и тогда мы впервые увидели этот инструмент. Про домбру мы хорошо знаем.

— Вы недавно научились играть на кобызе?

— Нет. Мы только смотрели, как играют на кобызе. Мы ведь играем на инструменте морин хуур. Он напоминает кобыз.

— У него такой же глубокий, пронизывающий звук, как у кобыза?

— Есть некоторые одинаковые звуки, а есть другие, специфические. Я теперь сильно заинтересовалась кобызом и хочу в дальнейшем изучить, освоить этот инструмент.

— Происхождение кобыза связано с древней легендой. Легенда гласит, что Коркыт не смог смириться со скоротечностью человеческой жизни, и в своих одиноких терзаниях сделал первый кобыз, натянул на него струны и заиграл, борясь против неизбежной смерти. Кобыз как бы связывает друг с другом разные миры. У монгольского инструмента есть подобная аналогия?

— В монгольской литературе есть сходство, связанное с инструмента морин хуур. В древние времена была война, спасаясь от врагов, жители аула хотели бежать через речку, протекавшую рядом с аулом. Но они никак не могли пройти через реку. Тогда старик начал играть на морин хууре и река остановилась и открыла дорогу жителям аула. Поэтому они верят, что инструмент связан с потусторонним миром. На этом конкурсе я буду играть произведение «Мелодия народа ойратов». Это произведение будет звучать в современной измененной аранжировке.

— Что вы чувствуете, когда исполняете эту мелодию?

— Этому произведению меня научила учительница из Монголии. Когда я играла, мне говорили: «играй открыто, свободно». В игре на пианино так не говорят, но в смычковой игре – она говорила, что надо тянуть. Монгольская мелодия передает широту монгольской степи. Когда играешь это произведение, инструмент передает все эти чувства.

— Это напоминает игру на домбре. Когда на домбре исполняют кюй, то слышен топот копыт лошадей, ветер в бескрайних степях.

— Да, очень похоже.

— У вас разные культуры и менталитет. В Монголии – степи бескрайние, разводят лошадей, а в Японии – местность гористая, животноводства нет. Как вы смогли понять, прочувствовать мелодию?

— В Монголии, как и в Японии почитают богов рек, гор. Когда я была маленькая у нас в деревне была гора. Мы всегда верили, что там живет бог. Мы почитали бога горы, также, как и в Монголии. Эта свое рода ностальгия по детству. Конечно, эти две разные страны, но в Японии очень любят Монголию и много японских туристов часто путешествуют туда. Культура разная, но есть и общие черты, элементы. Сейчас в Токио жизнь такая стремительная, все живут и работают в спешке, а монгольская музыка такая расслабляющая. Поэтому я хотела, чтобы японцы, послушав эту музыку, тоже могли отдохнуть. Поэтому я начала этим заниматься.

— Это тоже можно понять. Современный ритм жизни быстрый, насыщенный, динамичный. Можно сравнить казахстанский город и аул.

— Сейчас мы живем в Токио, но выросли в деревне. Поэтому у нас ностальгия по этим временам, когда мы жили наедине с природой.

— Я слышал, что с вашим музыкальным инструментом случилось несчастье.

— Да, к несчастью в самолете сломался инструмент. Мы не знали, что делать. Наши друзья созвонились с посольством Монголии. Нам повезло, у них оказался один инструмент, и они предоставили его нам на временное использование. Конечно, это чужой, не свой инструмент, но мы будем стараться хорошо играть. Игру на морин хууре у нас сравнивают с посадкой на лошадь. Когда у нас бывают промахи, неудачи мы говорим «упасть с лошади». Есть такое устойчивое выражение. Это, конечно, другой инструмент, но будем стараться.

— Желаю удачи. Чтобы вы хорошо сыграли на этом конкурсе и с лошади не упали.

— Спасибо!

Международный конкурс имени Тлепа Аспантайулы обещает быть ярким, творчески насыщенным, а главное, незабываемым для всех, кто посетил Астану, невзирая на прохладную осеннюю погоду.

Арман Сулейменов, E-history.kz

Материалмен бөлісіңіз:

Leave a Comment